Новости
14 августа 2017, 01:45

Какие проблемы нужно решать новому министру здравоохранения

«Зеленая папка» с жалобами амурчан, которую Владимир Путин передал главе региона Александру Козлову, привела к отставке министра здравоохранения Николая Тезикова и обозначила больные проблемы в амурской медицине. Пока губернатор в оперативном порядке знакомится с тревожными звоночками, а прокуратура проводит проверку, не завышен ли перечень платных услуг в государственных медучреждениях, главврачи районных и областных больниц поделились с «Амурской правдой», какие проблемы амурского здравоохранения нужно решать новому министру в первую очередь.

Николай Тезиков проработал в региональном правительстве шесть лет и считает, что в его работе было больше полезного, чем плохого. «Без жалоб в нашей работе — никуда, это жизнь. За которую во многих случаях я, как врач, и боролся», — отметил экс-министр.

«Что западу хорошо, то Дальнему Востоку — смерть»

Александр Сучков, главный врач Ивановской больницы, заслуженный врач РФ, депутат Законодательного собрания Амурской области, координатор проекта «Здоровое будущее»:

— В народе считают, что нет ничего проще, чем учить, лечить и играть в футбол – все специалисты, видимо, поэтому мы до сих пор не чемпионы мира. Одна из главных проблем здравоохранения сегодняшнего дня — это вопрос финансирования. От этого напрямую зависит доступность и качество оказания медицинской помощи. Когда в казне есть деньги, то большинство вопросов можно решить легче и эффективней. У нас огромные расстояния, маленькая плотность населения и большой дефицит бюджета. И те мерки, которые подходят для Москвы и Московской области, совершенно нельзя применить к нам. В столице один дом — это один-два терапевтических участка. Здесь на один терапевтический участок — три-четыре населенных пункта, между которыми сотни километров. Убрать неэффективные медпункты нельзя — где тогда будут лечиться люди?! Если в Москве одна бригада скорой помощи обслуживает 10 тысяч человек (это квартал), то у нас столько людей в одном отдаленном северном районе может не набраться. А по нормативам мы должны прибыть к пациенту в течение 20 минут. То, что хорошо для запада, для нас — смерть. Для Дальневосточного региона должен быть особый подход к здравоохранению. Особое отношение. Мы вынуждены содержать ФАПы и участковые больницы. Это нерентабельно, но выбора нет. Также нужна техника, машины скорой и неотложной помощи. Как участковый терапевт, обслуживающий два-три села, где живет 300 человек, будет их посещать?! Новый министр здравоохранения должен хорошо знать специфику Амурской области, чтобы ему не пришлось объяснять, где находятся Селемджинский и Зейский районы. Большие расстояние и вопросы, связанные с нехваткой финансирования — вот основные наши проблемы.

Кадры — вторая по значимости проблема. Однако, чтобы решить ее, одному министерству здравоохранения не справиться — муниципалитеты должны помогать. Что надо молодому специалисту?! Работа, жилье, детский сад, школа, достойная зарплата и перспектива роста. Вот слагаемые успеха кадровой политики. Будь новый министр и семи пядей во лбу, эту проблему он не сможет решить в одиночку. Как пример, в село Солнечное мы долго искали фельдшера. ФАП замечательный, село — прекрасное. А вот жилья нет. Обсудили эту проблему с главой района В. Кондратьевым, пригласили местных фермеров. Шесть мужиков скинулись , купили квартиру в благоустроенном доме за 450 тысяч рублей. Специалист тут же нашелся и с июля вышел на работу.

Нет дорог, но вы держитесь

Светлана Шульга, и. о. главного врача Селемджинской больницы:

— Между нашими поселками огромные расстояния, а дорог просто нет. Поэтому между поселками не ходит общественный транспорт — его не разрешают пускать, ведь это опасно для жизни. А такие населенные пункты, как Огоджа, при разливе Селемджи часто бывают отрезаны от мира. Нередко приходится вызывать санавиацию.

До райцентра люди добираются как могут, а мы к своим пациентам ездим сами. Каждый вторник выездная бригада врачей навещает жителей поселков. Из-за этого наши машины часто ломаются. Также из-за состояния дорог ни одна транспортная компания не соглашается везти нам лекарства из областного центра. В лучшем случае везут до Февральска, оттуда мы их и забираем. Зачастую сами садимся в автомобиль и едем в Благовещенск за медицинским товаром. Дорога занимает двое суток. А ведь каждый специалист у нас на вес золота! Из-за отсутствия кадров (на север никто ехать не хочет) каждый работает за троих. Например, хирург — он же онколог, лор, окулист и травматолог.

У нас подушевое финансирование. За каждого человека страховая компания платит деньги. Чем больше народа, тем больше выделяется средств. А у нас население маленькое. К селемджинской больнице прикреплено четыре тысячи человек, а четверть века назад было 25 тысяч пациентов. По нормативам оплаты на одном участке должно находиться 1700 человек. А в северных поселках живет 200—500. Тем не менее мы должны держать ставку терапевта и как положено содержать участковые больницы с персоналом. И эту нашу сугубо северную проблему ни один министр здравоохранения не решит. Несмотря на это, мы стараемся лечить и экстренно, и профилактически. Койки у нас не сокращаются, а перепрофилируются. Сейчас их 40 круглосуточных и 35 дневных. Сокращать нельзя, 60 % населения — пожилые люди. Благодаря профилактической помощи в районе значительно снизилась смертность — 10,5 %, хотя норматив 11,6. У нас второй год нет младенческой смертности. Все жизненно необходимые лекарства и оборудование у нас есть. Стараемся как можем. Проблему жизни и здоровья северян надо решать комплексно и на федеральном уровне. Но одному министру здравоохранения с этим не справиться.

«Кадры — самая болевая точка!»

Андрей Рудь, главврач Белогорской больницы, депутат амурского Заксобрания:

— Новому министру здравоохранения придется решать абсолютно все вопросы: финансовые, кадровые, обеспечение лекарственными препаратами и медицинским оборудованием. У нас хоть и городская больница, но специалистов не хватает. В нашем учреждении лечатся жители Белогорска и Белогорского района. Сюда за медицинской помощью едут из Серышевского, Ромненского, Октябрьского районов. Здесь травматологический центр и перинатальный центр второго уровня. Но есть и конкуренция. Медики уходят в другие лечебные учреждения — военный госпиталь, железнодорожную больницу. Уезжают в Санкт-Петербург и Краснодарский край, Хабаровск и Владивосток. На оставшихся врачей ложится большая нагрузка. Чтобы утолить кадровый голод, нам необходимо закрыть 50 медицинских ставок. Нужны врачи общей практики, терапевты, гинекологи, травматологи, урологи, реаниматологи. На каждом курсе медакадемии по целевым направлениям от белогорской больницы обучается семь-десять студентов. И этого мало! Ситуация с кадрами сегодня — самая болевая точка, и не только в Амурской области, но и во всей стране.

Поликлиники тратят силы и средства на алкоголиков

Лидия Рыбальченко, главврач Амурского областного наркологического диспансера:

— Какие задачи нужно решать новому министру амурского здравоохранения? Да такие же, что и в других регионах России. Это развитие профилактического направления с благородной целью — с целью снижения смертности населения от отравления алкоголем. Для того чтобы это случилось, нам необходимо консолидировать усилия нашего диспансера и общих поликлиник. Любой гражданин мог бы прийти в общую поликлинику и получить консультацию специалистов. Чтобы специалисты на местах обращали внимание на «нашу» патологию, выявляли проблемных пациентов путем анализов и анкетирования. Рассказывали о последствиях и в добровольном порядке направляли их в наркологический диспансер. Многие пьющие люди стесняются напрямую обращаться в наркодиспансер, испытывают комплексы, боятся за огласку. А по месту жительства их проконсультирует человек, которому пьющий пациент доверяет. Человек может бесконечно ходить в поликлинику и принимать таблетки, ставить уколы, брать больничные листы. Пока он не бросит пить либо не уменьшит дозировку — это бесполезная трата времени, средств, лекарств. Сегодня такая форма работы с алко- и наркозависимыми — новое направление, заданное Минздравом России. И мы его должны внедрить во все поликлиники в обязательном порядке.

Исполняющим обязанности министра здравоохранения Приамурья назначен Анатолий Судаков. С декабря 2016 года он занимал должность первого замглавы минздрава. До этого больше пяти лет работал заместителем главного врача по акушерству и гинекологии Амурской областной клинической больницы.

Врачи-крохоборы

Несколько жалоб на прямую линию президента РФ касалось платных услуг в поликлиниках. Как рассказали амурские медики, платные услуги — это вынужденная мера, вызванная дефицитом бюджета. Сами же они из этих вырученных средств практически ничего не получают. «Зарабатывание денег — не цель для здравоохранения, а побочный эффект от дефицита бюджета. От этого явления мы бы с удовольствием избавились, если бы был источник финансирования, на который мы бы закупали медикаменты, изделия медицинского назначения, повышали заработную плату, в некоторых районах даже снимали жилье приглашенному молодому специалисту. Районным больницам приходится за свой счет содержать социальные койки (койки сестринского ухода, на которых лежат больные пенсионеры, которых просто забрать некому и которым идти некуда). На сестринских койках в ожидании своей участи живут и детки из неблагополучных семей. И все это идет за счет платных услуг, а люди обвиняют нас в том, что мы крохоборы», — обижаются амурские врачи.

Варвара Сиянова

Амурская правда от 10.08.2017

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg